Русский
USD 377,99
EUR 426,11
RUB 5,75
Акмолинская область

Дачный переворот привел к двоевластию

Дачный переворот привел к двоевластию

Нешуточные страсти кипят, как считалось, во вполне благополучном дачном кооперативе, под самым боком у города. Наслушавшись всего, что вышло наружу во время недавнего внеочередного собрания дачного кооператива «Заря», я, думавший до этого, что в название общественного объединения заложен жизнеутверждающий смысл (восход солнца), теперь все больше склоняюсь к мнению о том, что сегодня состояние дел в городском дачном кооперативе соответствует, скорее, второму значению названия (закат). Правда и то, что завтра наступит новый день, и лишь от владельцев городских дач зависит, каким он будет в кооперативе «Заря». Сегодня - точно не лучший, если иметь в виду, что произошедший две недели назад дачный переворот привел к двоевластию и пока не решил главных проблем кооператива.

О легитимности собрания

Инициатором внеочередного, прошедшего 30 марта, собрания стал Борис Фомин, член городского дачного кооператива, который не хочет мириться с упущениями в работе нынешнего председателя и готов, если собрание поддержит, вести «Зарю», образно говоря, к ее восходу.

На субботнее собрание в шестую школу пришло человек 70 - 75 – наверное, недостаточно, чтобы признать принятые там решения безупречными с точки зрения закона, но, как говорят члены кооператива, в любом случае это больше, чем год назад – 16 марта, когда «25 человек присутствовало» и подтвердил свои полномочия действующий председатель Михаил Коршунов - тоже, получается, «царь ненастоящий», если неукоснительно следовать букве закона. Впрочем, судить о законности двух, прежних и нынешних, выборов трудно, поскольку, как сказал Борис Фомин, ему не удалось получить на руки актуальный устав дачного сообщества, несмотря на законное право любого члена кооператива не только ознакомиться с положениями устава, но и иметь у себя его копию. Не было в шестой школе и действующего председателя «Зари», который, как было сказано, не посчитал для себя нужным общаться с инициаторами «нелигитимного» собрания. Косвенно подтвердила эту информацию мне и общественница Нэля Рукавцова, член дачного кооператива «Заря», которая, как утверждает, предлагала Михаилу Коршунову на собрание прийти. Я тоже считаю, что прийти нужно было – как бы ни относился председатель к инициаторам собрания, ведь речь идет о встрече с членами кооператива, о разговоре по волнующим людей проблемам. Отмахнуться в этом случае – продемонстрировать, с одной стороны, свою слабость, а с другой – неуважение к тем, с чьих взносов председатель получает зарплату. Да и ясности, правды было бы больше, если бы на собрание пришел тот, к кому у членов кооператива, как выяснилось, немало вопросов. Большую часть из них огласил все тот же Борис Фомин.

О право имеющих

«После собрания, которое у нас прошло, я понял, что делать у нас ничего не собираются, - считает Фомин. – А делать что-то надо. Я, как и многие дачники, сижу без воды и на дачу проехать не могу. Четыре года я прошу хоть что-то сделать – ничего не происходит…».

Монолог прервал Виктор Тарасенко, представившийся как тот, которого, наверное, знают, и тут же уточнил – раньше работал в УБОПе (Управление по борьбе с организованной преступностью). Но в данном случае важно не это (на собрании, уж точно, не было признаков организованной преступности), а то, что он является членом кооператива «Заря» и, конечно же, имеет право на свое мнение: «У меня никаких симпатий к Коршунову нет. Но, с другой стороны, зачем ломать систему, если она уже есть? Согласитесь!».

Многие не согласились: «А какая система у нас была?».

«Система очень странная», - перехватил инициативу Борис Фомин и продолжил прерванный разговор объявлением повестки собрания. Главный пункт в ней, как было сказано, «перевыборы председателя». Признаться, меня удивила такая постановка вопроса. Ведь переизбрание председателя, предполагает, как минимум, предшествующие выборам отчет руководителя кооператива и отчет ревизионной комиссии. Но, как еще раз было сказано, «не пожелали с нами общаться», а альтернативой непрозвучавшему отчету председателя стало выступление инициатора собрания: «Почему я предлагаю поменять председателя? Прошлогоднее собрание, которое было 16 марта, началось с больной темы – воды. Председатель выступил с предложением, если вода не идет, платить меньше взносов. Но воды тебе не будет. Это, что, выход из ситуации? У меня, говорит, старая техника – все сыплется. Я говорю: надо же что-то с этим делать. Председатель говорит: да, я позвонил в Челябинск, на тракторный завод, - чтобы купить трактор за миллион российских рублей. 700 тысяч стоит трактор, плюс дорога, плюс растаможка – это вылезет в миллион. Я не вижу большой нужды для нашего садоводства в новом тракторе за миллион российских рублей.

Дальше вопрос поднялся: 10 лет у нас была ставка мастера с зарплатой, на нынешний момент, 80 тысяч тенге. Для того чтобы управлять пятью человеками - двумя трактористами, двумя слесарями и сварщиком, зачем нам нужен мастер, которому за полгода работы надо будет заплатить 480 тысяч наших денег? А тогда, спрашивается, зачем нужен председатель? Чтобы он сказал мастеру: «Сходи, мастер, сварщику скажи…»? На одного раба три прораба, получается? Я лично мастера не видел ни разу.

Дальше – еще интереснее. Когда я начал организовывать это собрание, мне стали совать палки в колеса – вплоть до написания заявления в полицию о том, что я не имею права кого-то собрать. Потому что я, якобы, готовлю захват дач, собираю нелегитимное собрание. Хотя я, как дачник, имею право обратиться к народу – собрать собрание и поговорить с людьми. Мы вручили председателю письмо – попросили собрать собрание. Он это представил так, как будто к нему пришла бригада качков и начала его пугать…».

Так называемые «качки» были представлены на собрании и, судя по реакции зала, не произвели впечатление на присутствующих своим видом – обычные, не спортивного телосложения, люди, но, что важнее, такие же члены кооператива, как и Фомин, - имеющие право на разговор (конечно же, не агрессивный) с председателем о делах дачных. Например, о финансах кооператива и их расходовании: «Председатель утверждает, что у нас 900 участков, владельцы которых постоянно платят взносы. Арифметика простая: получается 15 миллионов тенге. Собрали 15. Где еще 3 миллиона? С прошлого года осталось два с половиной миллиона. Почему не освоены деньги? Почему ничего не делается? 4 года назад завезли одну машину дресвы. Мы ее раскидали, и все – больше ничего не делалось. Сейчас по линии не проехать. Я попросил председателя предоставить протокол собрания, на котором он был избран. На что получил ответ: «Я не считаю нужным с вами разговаривать». По закону я имею право протокол посмотреть. Мне не дали такой возможности. Вот основные вопросы, которые у меня возникли к председателю. На них он ответить не смог, поэтому я собрал вас – давайте что-то с этим делать. Что-то менять надо. Еще год-два так будет – мы вообще без воды останемся. Хотя и сейчас ее нет. И самое главное у меня обращение ко всем. Я заметил такую тенденцию (не только у нас в кооперативе): с годами председатель начинает путать берега, понимая так, что это не он выбран нами, а мы для него служим. Наш председатель сейчас ведет такую политику: что хочу, то и делаю».

«Да его гнать надо, такого хозяина!» - такой была первая реакция из зала на выступление Бориса Фомина. Первая, но не единственная.

О дачных проблемах

«Вы не задумывались над тем, что на Селете два метра воды? Уровень должен быть не меньше четырех, - говорит со знанием дела женщина, представившаяся как бывший инженер-технолог гидросооружений Сопки-305, и предлагает свое решение проблемы с нехваткой воды: – Ни о какой замене труб на пластик на наших дачах речи не должно быть. Вы задумайтесь: если не будет воды хватать городу, какая вода должна быть на дачах? Естественно, не будет она подаваться. Чтобы вода подавалась до конца линий, можно сделать дренаж. У нас на сопке проходит поливочный трубопровод. Мы всегда перед поливом и после полива выпускаем воду, и ту ржавь, которая скопилась в трубопроводе, просто выносит. Здесь надо точно так же - на каждой линии сделать дренаж и промывать трубопровод. И тогда последние участки будут воду получать».

«Но это же не делается», - сетуют дачники, бросая упреки руководству кооператива.

Не устраивает дачников и ситуация с оплатой работы председателя и бухгалтера, которую, по их мнению, надо снизить или даже вообще приостановить на время закрытия дачного сезона. Не все с последним согласились, справедливо считая, что у добросовестного председателя всегда найдется работа в кооперативе.

Дачники подняли вопрос и о технике: «У нас в садоводстве был новый трактор – погрузчик МТЗ. Было два САГа (сварочный агрегат. – В.М.), и один из них совершенно новый: бывший председатель пригнал его с базы МТС, мы его загнали в гараж и через месяц опробовали – он еще в масле был. Но их нет… Бывший председатель сложил возле девятой линии большую гору труб. Эти большие трубы бывший председатель хотел заменить…».

«Куда делись трактора? Куда делись трубы? Куда все делось?» - посыпались вопросы из зала, которые, из-за отсутствия действующего председателя, были адресованы его предшественнику, присутствовавшему на собрании, но так и не услышанному в общем шуме. Правда, еще до его выступления члены кооператива сами дали ответы об участи исчезнувших тракторов и труб. Если верить сказанному, у членов кооператива есть серьезный повод обратиться в полицию за помощью в поиске дачной пропажи и большой суммы денег, история которых, по мнению дачников, не проясняется простыми математическими расчетами. Это и было предложено кем-то из зала.

Не важно кто – важно когда

Нэля Рукавцова, представившаяся как большой общественник, считает, что «эти все вопросы сегодня не к делу»: «Мы подходим сейчас к воде, что ее кому-то не хватает. Может, кому-то и не хватает. Но у нас нет возможности эту воду взять, потому что, например, на Тимирязева свободно поступает вода – она техническая, а не, как у нас, питьевая. Вы обратили внимание, что нам дают воду только днем? Пока все на работе. В результате, получается, мы зависимы от города. Как город нам даст воду, тогда только мы эту воду и возьмем. Поэтому у нас воды не хватает. Очень тяжело с водой…».

Выступление Нэли Рукавцовой постоянно перебивалось и, по большому счету, не нашло поддержки зала. Людей понять можно: если садоводы платят одинаково – они все имеют право получать заявленный объем воды. А иначе, если ее нет, какой смысл в даче? Собрание показало: не у всех, кто имеет воду, получается понять тех, кому воды не хватает. И решение, если по справедливости, уж точно, не в том, чтобы входить в положение горводоканала (его представителей тоже надо было пригласить на собрание) и при этом оставаться без воды, а, например, в том, чтобы имеющие воду иногда не открывали краны, чтобы напора хватило для дальних, остающихся без воды линий, или в том, чтобы выявлялись участки, где трубы большего диаметра, чем положено, либо имеют два-три вреза вместо положенного одного. А может, и в том, чтобы обновлялся трубопровод или, как предлагалось, хотя бы промывался. Об этом тоже говорили на собрании дачники. Их позиция была поддержана первым заместителем председателя степногорского филиала партии «Нур Отан» Шолпан Омаровой, которая считает справедливыми претензии дачников к руководству кооператива.

В итоге - на общей волне недовольства действующим председателем – его переизбрали, проголосовав за кандидатуру Бориса Фомина на должность нового председателя дачного кооператива «Заря». Заодно избрали и новый состав правления, а ревизии решили доверить внешним аудиторам. У меня не было никаких сомнений относительно того, что дачный переворот приведет к двоевластию. Так и получилось. На 13 апреля назначено новое собрание членов дачного кооператива «Заря». Меньше всего меня, да и большинство членов садоводства, волнует, кто будет возглавлять дачный кооператив. Главное – хорошо подготовиться (прежде всего, обеспечить всех водой) к новому дачному сезону. Тем более что он уже начался.

Другие новости